ООО «АКП Маминой», г. Екатеринбург, ул. Малышева, 51, БЦ «Высоцкий», оф. 20/02, тел.: (343) 385-95-47 (48), e-mail: info@auditpart.ru

• Ждем Вас по адресу:
620075, г. Екатеринбург
ул. Малышева, 51,
БЦ "Высоцкий", оф. 20/02

• ООО «АКП Маминой» на карте

• Юридический адрес и реквизиты

тел.: (343) 385-95-47
тел/факс: (343) 385-95-48
e-mail: info@auditpart.ru

  

Контакты

15 СБ Екатеринбург
Август 2020
Контакты пресс-центра:

Тихонова Александра Вячеславовна

менеджер по рекламе и PR 

(343) 227-99-39

Tihonovaav@auditpart.ru

АКТУАЛЬНО: коронавирус – форс-мажор? Мнение юриста.

25.03.2020

Своеобразным толчком к дискуссии о значении эпидемии для исполнения обязательств и гражданского права вообще явился Указ мэра Москвы от 23 марта 2020 года № 26-УМ "О внесении изменений в указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ". В нем в п.14 сказано, что «распространение новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) является в сложившихся условиях чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельством, повлекшим введение режима повышенной готовности в соответствии с Федеральным законом от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», который является обстоятельством непреодолимой силы». Есть ли основания говорить о том, что в сегодняшней ситуации мы имеем дело с чрезвычайными и непредотвратимыми обстоятельствами, которые дают возможность не нести ответственность за неисполнение обязательств или вообще могут явиться основанием для прекращения обязательств? Может ли мэр Москвы своим указом сказать, что наступили обстоятельства непреодолимой силы?

Необходимо различать по крайней мере четыре правовые конструкции, применение которых судом может повлиять на динамику гражданских правоотношений, в том числе и привести к прекращению таковых. 

  • статья 452 ГК РФ, где сказано, что «существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения…»
  • нормы ст. 416 ГК РФ, определяющие, что «обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она (невозможность) вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает».
  • согласно ст. 417 ГК РФ обязательство прекращается полностью или в соответствующей части, если в результате издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично.
  • в силу обстоятельств непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях, лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, не несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (ст. 401 ГК РФ).

Может ли указ мэра Москвы или главы иного субъекта федерации (муниципального образования) привести к невозможности исполнения обязательств полностью или частично, что соответственно повлечет за собой прекращение обязательства полностью или в соответствующей части?

В целом ответ да, и судебной практике такие случаи известны. Но вправе ли глава субъекта федерации или муниципального образования в условиях эпидемии прекратить (приостановить) деятельность хозяйствующего субъекта, например, концертного зала, торгового центра? Если да, то тогда соответствующие обязательства прекращаются полностью или частично. Например, концертная «площадка» больше не будет иметь обязательств, связанных с проведением концерта как перед артистами, так и перед зрителями. 

Что сказано в нормативных актах?

С одной стороны, в ст. 41 Устава г. Москва указано «В случаях, угрожающих безопасности и здоровью жителей города Москвы, нормальному функционированию систем жизнеобеспечения города Москвы, поддержанию правопорядка, Мэр Москвы вправе принимать необходимые меры по предупреждению экстремальных обстоятельств или ликвидации их последствий с последующим незамедлительным уведомлением тех органов государственной власти, в компетенцию которых входит решение данных вопросов». С другой стороны, в Федеральном конституционном законе от 30.05.2001 N 3-ФКЗ (ред. от 03.07.2016) "О чрезвычайном положении» сказано, что на период действия чрезвычайного положения может предусматриваться введение мер и временных ограничений, в том числе установление ограничений на осуществление отдельных видов финансово-экономической деятельности, включая перемещение товаров, услуг и финансовых средств. Но сделать это может Президент Российской Федерации. В данном случае, более точно на вопрос о компетенции глав публичных образований ответят специалисты по административному праву, нам лишь представляется, что компетенции в этой части  у них в полной мере нет, а значит, и говорить о невозможности исполнения в силу введения ограничений деятельности хозяйствующих субъектов преждевременно.

Есть ли основания для применения ст. 416 ГК РФ?

В литературе принято различать невозможность физическую и юридическую. Физическая невозможность исполнения наступает в частности в результате действия непреодолимой силы, повлекшей гибель индивидуально-определенной вещи, составляющей предмет обязательства, воздействия стихийных явлений природы, исключающих доступ к месту исполнения обязательства. Что касается юридической невозможности исполнения соответствующего обязательства, то она заключается в установлении каких-либо правовых запретов или ограничений, например, по вывозу или ввозу товаров на определенные территории. В данном случае следует обратить внимание на невозможность физическую, поскольку юридическая невозможность по сути регламентируется ст. 417 ГК РФ. Есть ли таковая физическая невозможность, например, для арендатора помещения в торговом зале? Думается, что нет, поскольку ему ничто не препятствует исполнять свои обязательства, равно как и многим иным субъектам.

Что же делать арендатору, туроператору и иным субъектам оборота?

В данном случае, правомерно ставить вопрос об изменении или расторжении договора ввиду существенного изменения обстоятельств.

В соответствии со ст. 452 ГК РФ измениться должны те обстоятельства, из которых стороны исходили при заключении договора. При этом изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, то договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. Здесь и кроится главная проблема. Могли ли стороны или одна из них, действуя разумно и добросовестно, предвидеть наступление таких обстоятельств и главное, что если бы они могли предвидеть, то стали бы заключать договор?

Общий вывод из результатов применения в судах ст. 452 ГК РФ по итогам кризисов 1998, 2008 и  2014 годов и связанных с этим изменений курса валюты состоит в том, что суды не признали указанные обстоятельства достаточными для прекращения или изменения договора. Общий посыл состоял в том, что участники отношений, например, предприниматели могли (должны были) предвидеть возможность изменения курса валюты и соответственно изменения «стоимости договора» в рублях и при необходимости учесть это в его условиях. 

Должны (могли) ли участники оборота предвидеть коронавирус и все, что с ним связано?

Думается, что по общему правилу нет. Никто на земле не мог предугадать, нет, не сам вирус, тут-то как раз предсказателей было достаточно, а экономические и социальные последствия, последовавшие за ним. А это как фактические обстоятельства: сокращение или потери потребителей услуг и товаров, падение спроса и т.д., так и юридические: ограничение перемещений, закрытие ресторанов, баров и т.д.  Значит, можно говорить о том, что изменение обстоятельств было настолько существенно, что если бы стороны могли их предвидеть (например, турагент или туроператор), то соответствующий договор в 2019 г. вообще не был бы заключен. Наверно и арендатор помещения для торговли непродовольственными товарами тоже может ставить перед судом вопрос о том, что обстоятельства существенно изменились и его разумные ожидания исходили из наличия хотя бы минимального потока покупателей, которого сейчас нет. В то же время, заключение договоров уже в марте этого года происходит в совершенно иной реальности, в том числе информационной, что лишает стороны возможности ссылаться на обстоятельства ст. 452 ГК РФ. При этом не следует забывать, что для отдельных хозяйствующих субъектов указанные обстоятельства играют только положительную роль, во всяком случае пока.

И наконец, применение ст. 401 ГК РФ в части возможности освобождения от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств.

Являются ли обстоятельства чрезвычайными?

Несомненно, да, поскольку это вопрос субъективного предвидения. Как уже ранее было сказано, никто (почти никто) не мог предвидеть наступление таких обстоятельств. Непредотвратимые? Тут сложнее. Закон говорит об оценке возможности преодолеть возникшие обстоятельства при данных условиях. А они разные. Скажем, вернуть заёмные средства со сроком исполнения 20 марта, в том числе наличными, нет препятствий. Однако чтобы привести из Италии проспоренный ящик граппы, препятствия есть, и они, скорее всего непреодолимые. Перечислить денежные средства в безналичной форме препятствий нет, это одно, а обеспечить личную явку – другое, и т.д. В Москве сегодня одна ситуация, в Муроме другая.

Ну и конечно, важное значение имеет время. То, что было преодолимо вчера, может таковым не быть завтра. То, что не могли предвидеть в январе, феврале, сегодня, наверное, должно быть более очевидным с точки зрения своей предсказуемости и т.д.

Краткие выводы.

  1. Все обстоятельства, связанные с эпидемией, подлежат оценке применительно к каждому конкретному случаю (правоотношению) и должны устанавливаться и оцениваться судом.
  2. Указы мэра Москвы, равно как и акты глав иных регионов и муниципальных образований, сами по себе не могут существующие обстоятельства объявить (сделать) чрезвычайными и/или непреодолимыми. 
  3. Однако такие акты могут выступить одним из доказательств существования серьёзных проблем в обществе, экономике, что даст судам дополнительные основания для признания таких обстоятельств чрезвычайными и непреодолимыми, равно как и для констатации существенного изменения обстоятельств для конкретных  участников  гражданского оборота.

Источник: https://zakon.ru